Елена Хурчак: «Я хочу работать с людьми, которые умеют принимать решения»

19 апреля 2019, 15:03 Просмотры30035
Елена Хурчак: «Я хочу работать с людьми, которые умеют принимать решения»

Смелость – это стихия: она помогает создавать бизнес, она же может и навредить.  О предпринимательском мышлении, правилах игры и личном опыте мы беседуем с Еленой Хурчак. Двенадцать лет назад она вышла на рынок в качестве индивидуального предпринимателя. Сегодня у нее работает почти 50 сотрудников, а годовой оборот компании приблизился к 150 млн рублей. 


Ваша компания называется «ГвинГрейс». Почему было выбрано такое необычное имя, и что оно значит?

– Компания действует на рынке инженерных изысканий и инженерно-технического проектирования. Мы занимаемся топографо-геодезическими работами, выполняем проекты в области землеустройства, предоставляем комплекс кадастровых услуг. Большинство предприятий в нашей отрасли имеют строгие названия, в которых обязательно присутствуют  части «гео» и «проект».  Это логично. Но такие названия не пробуждают интерес. Я хотела выбрать для своей компании имя, которое связано с землеустройством, но при этом будет  оригинальным и запоминающимся.  

Я углубилась в историю, и выяснила, что до Петра Первого в России землеустройство, как направление деятельности, развито не было. Петр Первый был великим стратегом и, по сути, предпринимателем. Реформируя экономику государства, он систематизировал все ресурсы и ввел направление землеустройства. По указу Петра I в России была создана первая школа землеустроителей. Поскольку отечественных преподавателей по данному направлению не было, приглашали специалистов из Европы. Двумя из приглашенных специалистов были господа Гвин и Грейс, которые преподавали навигацию. Систему они, конечно, не создали, но основу для формирования отечественной системы землеустройства заложили, передав знания и опыт Европы.

На самом деле, эти имена мало кто помнит даже среди представителей профессиональной среды. Меня постоянно спрашивают, почему такое название. Я рассказываю. Вероятно, в этом есть и определенная просветительская, популяризаторская роль. 

В чем выражается успешность бизнеса, на Ваш взгляд?

– Для меня понятие успешности связано с постоянным ростом. В отношении моего бизнеса, например, это расширение географии деятельности. Работать на новой территории и с новыми заказчиками – это всегда вызов, потому что нужно выстраивать взаимодействие «с нуля». Но это и есть развитие.

В начале своей деятельности мы выполняли заказы только в Воронежской области, потом стали работать с заказчиками по Черноземью. А сегодня мы работаем по всей России до Зауралья. Расширение территориального присутствия ведет к увеличению заказов, оборота, штата, добавляются смежные направления деятельности. 

Иногда при росте оборотов прибыль предприятия остается на прежнем уровне. Вы в большей степени на что ориентируетесь?

– Такая проблема сегодня, действительно, существует у многих бизнесов: прибыль не всегда растет пропорционально объему заказов. У нас это связано с увеличением затрат на дорогу и проживание специалистов, выполняющих заказ в других регионах. Повышение цен на топливо мы в прошлом году остро почувствовали. 

При этом стоимость услуг, которые предоставляем мы, почти не растет. Здесь простое объяснение: чем больше предложений на рынке и выше конкуренция, тем более низкие цены для клиента. 

У меня нет приоритета  – наращивать прибыль или фокусироваться на оборотах. Я ищу баланс. На мой взгляд, успешная организация должна быть нацелена на долгосрочное развитие. Иногда важно не получить максимальную прибыль в моменте, а двигаться поступательно, наращивая прибыль пусть медленнее, но постоянно.

В следующем году компании «ГвинГрейс» исполняется 10 лет. С какими достижениями связываете юбилей?

- Я веду историю компании с 2007 года, поэтому первый юбилей со своей командой мы уже отпраздновали. Общество с ограниченной ответственностью было создано в 2010 году, а как индивидуальный предприниматель я начала работать на три года раньше. В 2007 г. получила свою первую лицензию на осуществление деятельности в сфере землеустройства. Первые полгода работала одна, потом появились первые наемные сотрудники. За 2-3 года мы нарастили портфель заказов и в числе клиентов появились крупные компании, поэтому я приняла решение создать общество с ограниченной ответственностью. 

В моих глазах мы достигли очень многого. Я начинала с нуля, а в 2017 году у нас было 35 штатных сотрудников и оборот компании составил более 100 млн рублей. Мы шли к этим показателям. Помню, когда я участвовала в Президентской программе по подготовке управленческих кадров и ездила на стажировку в Германию, были встречи, на которых надо было озвучить свои обороты - фактические и планируемые на ближайшее время. Тогда у меня был оборот около 4 млн рублей, а я хотела выйти на 10 млн руб, которые мне казались почти космической цифрой. Это был 2009 год, и у меня было 4 человека в компании. 

Как вы себя чувствовали на стажировке? Удалось ли пообщаться с немецкими коллегами из Вашей сферы деятельности и увидеть новые идеи для развития?

– Чувствовала я себя начинающим предпринимателем, почти школьницей, так как рядом были опытные бизнесмены. Они свободно общались, используя профессиональный сленг, и на меня это производило впечатление. 

Чисто случайно, как подарок судьбы, еще в России я нашла собственника немецкой компании, аналогичной моей. Жена у немецкого предпринимателя была русской. Мы списались и договорились о встрече. 

Работали немецкие коллеги в небольшом городке. По штату – бюро кадастровых инженеров – компания была очень похожа на мою. Но на этом сходство заканчивалось. Сам процесс землеустройства, отлаженный в Европе столетиями, ставил перед зарубежными специалистами другие задачи. Я с ними пыталась разговаривать о своих актуальных вопросах, а они меня не понимали, потому что у них в стране все давно отмежевано, размежевано и они просто выполняют текущие проекты .Помню, меня даже немного испугала мысль, что у нас в стране вот так же все наладится, и мы останемся без дела: сейчас межуем, оформляем, сделаем этот пласт работы, а дальше что? Но моим опасениям не суждено было сбыться. Да, возможно, на кадастровом учете у нас в стране уже стоит значительная доля земель, но в нашей стране происходят изменения в законодательном поле, и работы пока у нас много.  

Что меня особенно поразило в нашу встречу, так это гордый рассказ собственника о том, что  он провел стандартизацию. Он показывал мне целые тома, в которых пошагово были расписаны бизнес-процессы. И только годы спустя я оценила важность этой работы. Два года назад, когда мы проходили сертификацию в рамках крупного тендерного заказа, я вспомнила свою стажировку. Стандартизация и систематизация рабочих процессов необходимы, чтобы твою же собственную работу сделать более эффективной, чтобы в более короткий срок получить нужный результат. Создание стандартов продиктовано самой жизнью. Другое дело, что условия, в которых сегодня действует бизнес в России, могут меняться стремительно и непредсказуемо. Поэтому у меня есть некоторые сомнения, что стандартизация может стать практическим инструментом для малого и среднего бизнеса в настоящее время. Есть ситуации, в которых от предпринимателя мало что зависит.

Если условия постоянно меняются, что должен делать предприниматель?

– Подстраиваться. На самом деле, я не считаю, что у нас нет условий для предпринимательства. На три года малый бизнес был избавлен от проверок. Это было хорошо и мы это оценили. До определенного момента мне вообще казались странными отзывы коллег по поводу неблагоприятного делового климата. Но некоторое время назад я сама столкнулась с проблемой, для решения которой потребовалось много времени и сил. Это было связано с исполнением тендерного заказа.

На протяжении всей своей деятельности я принимаю участие в тендерах. Всегда смотрела на условия, на регион, на суммы контрактов. Обязательно знакомилась с заказчиками, общалась, выясняла детали. Не на все контракты была готова заявить свою компанию. И только после 2015 года, имея достаточный опыт, перестала отказываться от возможности работать с крупными контрактами. Я перестала тревожиться по поводу проектов в других регионах, так как была уверена – моя команда сможет на любой территории сделать то, что требуется. Надо пояснить, что сама специфика нашей деятельности такова, что реальные объемы работ невозможно оценить на момент получения заказа – они становятся понятны только после исследования специалистами территории. Мои сотрудники привыкли все делать на совесть. И  именно в силу такого отношения к работе клиент иногда может пойти на определенные уступки в том, что касается, скажем, сроков. Но однажды я столкнулась с тем, что задержка сроков исполнения контракта, произошедшая в силу комплекса объективных и субъективных обстоятельств, стала оружием в руках заказчика, который всегда играет на «сильной стороне поля».  Мы сделали практически всю работу, но контракт все равно выполнен не был, компания потеряла деньги. Из этой истории я сделала вывод: когда ты сталкиваешься с системой, логику которой невозможно понять, твой профессионализм перестает иметь значение.

Есть что-то положительное в этой ситуации?

– Мне нужен был такой опыт, чтобы провести переоценку ценностей. Во-первых, я сама для себя подтвердила свои сильные стороны:  профессионализм, смелость, умение слышать заказчика, способность договариваться. Во-вторых, я осознала, что за несколько лет напряженного труда у меня потерялась связь между цифрой на бумаге и реальной работой. Данная ситуация помогла мне понять, над чем следует поработать и что изменить в себе.

Смелость – это необходимое качество в предпринимательстве. Но это не должно быть стремительное слепое движение вперед, когда ты теряешь из поля зрения свои ресурсы. Теперь я стала более избирательна в отношении заказов, больше внимания уделяю планированию и расчетам. 

Теперь я понимаю, что не надо полагаться на привычные модели поведения и сценарии, когда начинаешь действовать в новой системе координат, где живут по другим правилам. Иногда полагаясь на «так обычно бывает», ты попадаешь в условия, к которым абсолютно не готов.

И еще я поняла, что мне необходимы дополнительные знания в области бизнеса. Я окончила ВГАУ им. Петра I и прошла обучение на Президентской программе подготовки управленческих кадров, но с течением времени знания необходимо актуализировать и дополнять. 

А Вам никогда не хотелось попробовать себя в роли госслужащего?

– Я мысленно примеряла на себя эту роль, было такое. Но понимаю, что не смогла бы стать чиновником. Сейчас уже не смогла бы. Быть чиновником  – это подчиняться системе. Твои действия и решения ограничены определенными правилами и регламентами. Если ты придумаешь что-то благое, но не укладывающееся в рамки системы, сделать ничего не сможешь. У меня есть знакомые, которые после института выбрали карьеру госслужащих. Сейчас, когда мы общаемся, я понимаю, что у них принципиально другое мышление, другие установки. Это не хорошо и не плохо. Просто бизнес и государственная служба имеют разные цели и ориентиры, мы не похожи. В жизни же есть примеры, когда после бизнеса человек приходит работать в государственную структуру. И часто такие эксперименты неудачны. Цель предпринимателя – результат, госслужащий ориентирован в большей степени на процесс, соблюдение регламентов. 

Я живу в Новоусманском районе. Был момент, когда я готова была поучаствовать в конкурсе на должность главы района. Ну, проблем-то много. Дорог, например, хороших нет. Много чего хорошего сделать хотелось бы. Думаю, почему бы не попробовать – бизнес отлажен, работа идет. Но изучив вопрос, все-таки от этой мысли отказалась. На госслужбе человек, на мой взгляд, сталкивается с вопросом – чьи интересы он в конкретных ситуациях защищает  – людей или системы. 

Есть ли в сфере бизнеса люди, которых Вы считаете достойными примерами?

– Я с уважением отношусь ко многим предпринимателям, которые посвящают себя делу и умеют обходиться без ложного пафоса. В прошлом году довелось быть на одном предпринимательском форуме в Москве. Поразило, что самые опытные и заслуженные люди в своих выступлениях говорили доступным языком, не пытались произвести впечатление, используя специальную терминологию. 

В Воронежской области есть люди, которые могут служить примером. Воронежский региональный ресурсный центр регулярно организует бизнес-завтраки с такими предпринимателями. Мне, например, очень запомнилась встреча с президентом ФПК «Космос-Нефть-Газ» Иваном Георгиевичем Лачугиным. При такой внутренней силе и содержании он остается удивительно открытым человеком. 

Как Вы оцениваете конкурентную среду в вашей сфере?

– На нашем рынке ситуация стабильная. Игроков новых практически не появляется: мы друг друга знаем, общаемся, некоторые друг с другом даже дружат. Работы очень много. Соперничество за конкретные заказы и клиентов случается, да. Но это, как правило, честное соперничество. И да, бывает, что один крупный заказ интересен сразу двум игрокам, тогда мы садимся за круглый стол и между собой договариваемся о том, как будем работать.

Скажите, а есть ли, на Ваш взгляд, особенности у женского предпринимательства?

– Не вижу отличий. И женщина, и мужчина могут иметь такой набор качеств, которые будут им помогать или затруднять ведение бизнеса. Это скорее вопрос индивидуальных способностей или особенностей, чем гендерной принадлежности. 
Думаю, что природа устроила так, что у женщины больше сил и энергии.  И эти силы есть независимо от того, занимается ли она работой или семьей. 

У меня нет внутреннего спора по поводу того, что для меня важнее – семья или бизнес. Я достаточно времени провожу с близкими, уделяю внимание детям. Мы же своих детей своим поведением,  прежде всего, воспитываем. Я смотрю на сына и дочь, и вижу в них определенные качества, которые с течением времени будут развиваться. Сын – мягкий, дипломатичный, уступчивый, лишний раз на рожон не полезет. Дочь, хотя ей всего два года, стремится все делать сама – ее даже накормить с ложки не получается. Вот, из нее вполне может получиться предприниматель.

Ваш коллектив растет ежегодно. Чем руководствуетесь при выборе сотрудников, и как поддерживаете корпоративную культуру? 

– Мне нравится брать к себе людей после института. У меня сохранились хорошие отношения с ВГАУ, в котором я сама училась – там мне рекомендуют талантливых выпускников.  Но бывает, что и опытные люди ко мне приходят. Личные качества важны не меньше, чем профессиональные. Своего человека узнаю по речи, поведению, интеллекту.

Что касается корпоративной культуры, то, полагаю, она естественным образом сформировалась за годы работы. Я не всегда имею возможность изнутри видеть, как между собой общаются мои сотрудники. Искренне верю, что у них есть взаимовыручка и взаимная поддержка. 

Традиционно два праздника в году мы отмечаем корпоративно – Новый год и День кадастрового инженера.  Наш профессиональный праздник бывает летом, поэтому сложилась традиция выезжать коллективно с палатками с ночевкой на реку. На Новый год уже несколько лет подряд командой выезжаем в какой-нибудь из городов России. Побывали в Липецке, Ростове, Минске, Казани. А 2019 год встретили в Грозном. Было интересно посмотреть город, о котором много говорят, и составить собственное впечатление. Посетили сам Грозный и побывали на турбазе в горах, познакомились с культурой и с людьми, было интересно. 

Предприниматели и руководители, по статистике, больше всего подвержены психологическому выгоранию. Как Вы справляетесь со стрессами, есть ли у Вас свой рецепт восстановления сил?

– Знаете, был период, когда я не очень понимала, почему зарплата руководителя и специалиста так отличаются. Что такого делает начальник, чтобы получать больше, чем, скажем, инженер? А сейчас я очень хорошо понимаю. Ежедневное принятие решений и ответственность за реализацию решений – серьезный труд. Когда мне бывает тяжело, я думаю: пойти бы куда-нибудь заместителем, сбросить с себя груз ответственности. Но потом быстро отказываюсь от такой мысли. Быть хозяином своих решений – это то, что отличает предпринимателя и руководителя. Я стала предпринимателем, чтобы самореализоваться. Когда у меня происходит эмоциональный спад, я думаю о том, что ответственность – тяжело, но это мой выбор. 

Мой рецепт от выгорания – представить себя в 70 лет, как я со смехом смотрю на ситуацию, которая сейчас вызывает у меня переживания.

Какой вы видите свою компанию через 10 лет?

– Я представляю, что мы вырастем до проектного института. Хочу, чтобы моя компания имела четкую структуру и размещалась в собственном трехэтажном здании. Хочу, чтобы в компании работали люди, которые умеют принимать решения. На ключевые позиции обязательно поставлю людей с предпринимательскими способностями. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. 

Текст: Наталья Козуб
Фото: из личного архива Елены Хурчак